"Полет нормальный"
 

Записки путешественника

27 июля 2010 г.


 

 

 

День первый — подготовка к путешествию.


В этот день было легкое ощущение беспокойства. Что же ожидает нас на тренинге? Какие люди, какая обстановка, какая практика, насколько это безопасно? Однако, после того как я увидел на пороге Владимира, ощущение беспокойства пропало, потому что от него исходили доброжелательность и забота, речь была очень спокойной и уверенной, и я сразу почувствовал себя как дома. Кроме того, я его узнал. Узнал его облик (фотографии) и голос (телефонный разговор).
После заполнения анкет мы прослушали вводную лекцию, перешли в другую комнату и сели в круг. Я чувствовал внутреннюю уверенность, никакого дискомфорта не было. К каждым новым словом Володи постепенно нарастал интерес к завтрашней практике.
Несмотря на то, что за неделю до семинара мы точно решили с Ирой, что выберем себе ситтеров из группы, еще утром мы были полностью уверенны, мы будем вместе предстоящие два дня.


День второй — путешествие.


С утра возникло некоторое волнение. Оно капельку обострилось, когда я посмотрел на салфетки, одеяла, подушки, пакеты. Решили, что первой будет дышать Ира.
Разместившись в круг, все мы по очереди поделились опытом дыхания, жизненными целями и ожиданиями. Я пришел с несколькими целями.
Во-первых, чувствовал, что после потери несколько месяцев назад очень близкого мне человека, во мне открылись какие-то двери, и я стал переживать удивительные состояния и чувства. Ощущение от жизни тоже сильно поменялось. Я начал наслаждаться практически каждым днем. Те ситуации, которые раньше казались мне раздражительными, стали для меня наоборот очень располагающими. Мне захотелось посредством дыхания еще больше раскрыть эти двери. Еще тоньше чувствовать жизнь. Наполнить каждую минуту своей жизни глубоким смыслом.
Во-вторых, мне хочется мощной реализации своего творческого потенциала. Когда я пишу музыку, то у меня часто возникает ощущение, что это кто-то делает за меня. Мне кажется, процесс создания музыки происходит в трансовом состоянии. Когда я условно просыпаюсь, композиция уже написана и меня постоянно удивляет, откуда приходят все эти музыкальные фразы и эмоции. Мне бы хотелось не потерять этот навык и максимально его развить. Также мне хотелось бы понять — это действительно то, для чего я был создан? Нужно ли этому посвятить больше времени? Это вторая цель.
После того как мы познакомились, узнали друг о друге чуть больше, остались только последние приготовления. Пледы, подушки, салфетки, вода, были аккуратно разложены, я сходил в туалет и умылся.
Когда все было готово, Ира легла на мягкий плед, я лег рядом для того, чтобы расслабить каждый уголок своего тела. Последовательно и спокойно Саша проговаривала, на каком
участке тела необходимо сосредоточить внимание. Начиная от стоп и заканчивая макушкой головы я постепенно расслабился, мое тело стало тяжелее. После этого началась музыка.
Я не сразу понял, что Ира просит помассировать ей предплечья. Ей свело кисти и было сложно понять, что движения руками были конкретным знаком. Саша первой догадалась. Дальше уже подхватил я и продолжал разминать мышцы до конца сессии с небольшими остановками. Ира не совершала резких движений и не издавала каких-то звуков. Лишь небольшие перемещения и дыхание. После того как она пришла в себя я взял ее за руку, закрыл глаза и увидел несколько образов. Первый образ связан с исполинскими деревьями, большим количеством зелени. Деревья очень большие. Второй очень четкий образ связан с одинокой лодкой в тихом океане. Очень спокойный и четкий образ, который меня потом не покидал. Его я запечатлел на мандале.
После рисования мандал мы отправились в ресторан легко перекусить. После обеда я был уверен, что любой ценой я буду дышать на том же месте, что и Ира. Это было для меня очень и очень важно. У меня постепенно обострялось чувство азарта к предстоящей практике и появилось небольшое беспокойство. Это чувство еще больше усилилось, когда я лег на плед перед началом медитации. Я чувствовал себя космонавтом, подготовленным к первому полету. Постарался максимально расслабиться, однако к концу медитации все равно ощущал легкую дрожь в теле.
Началась музыка и я начал интенсивно дышать. Практически сразу я почувствовал очень сильный прилив огня к шее и затылку. Меня это напугало, но я не сбавлял обороты в дыхании. Мое тело само начало раскачиваться в такт музыке. Амплитуда движений все нарастала и я почувствовал сильную эйфорию, ощущение, что я плыву. Возможно, превратился в дельфина. Я начал смеяться. Мне было очень легко и хорошо. Помню, что был в ясном сознании и показал Ире знак рукой, что мне очень хорошо. Я жестом попросил Иру обнять меня, и какое-то время лежал вместе с ней.
Неожиданно у меня появилось очень сильное давление на руки, возникло непреодолимое желание избавиться от этого давления. Я пополз вперед, потому что знал, что уткнусь в стену и смогу сильно надавить на нее. Мне удалось это сделать, я почувствовал значительное облегчения. Скорее всего, Володя, оттащил меня за ноги от стены. Никаких ярких визуальных образов не было. Возникло ощущение каких-то мощных границ или оков, которые мне мешают. Я сильно сжался, и очень громко закричал. Мне стало намного легче. Скорее всего, я продолжал очень интенсивно дышать. Я не помню точно. Далее возникла сильная агрессия, я схватил Иру за руку, но вовремя понял, что могу ей причинить вред. Я нащупал подушку и начал рвать ее. У меня было большое желание ее разорвать на части. Мне кажется, что в этот момент я тоже кричал. Мне протянули смотанный в рулон плед, но у меня уже закончились силы. После это была, возможно, минутная остановка в переживаниях и возникло очень сильное давление на шею и затылок. Я попытался сам усилить это давление. После этого я почувствовал чьи-то руки. Скорее всего, Володи. Он сильно надавил на мышцы шеи, мне стало больно, и я подал знак прекратить это давление. Он продолжил слегка давить на макушку головы и
придерживал шею. Это я очень четко помню. Это состояния скованности и зажатости длилось какое-то время и прошло само собой.
Состояние вскоре поменялось. Я услышал воинственную, очень вдохновляющую музыку. Начал петь. Было чувство победы над врагом. Чувство торжества. Немного наворачивались слезы от радости и гордости.
В какой-то момент я увидел очень яркий желтый свет прямо перед собой и доброе, нежное, сильное, заботливое (очень сложно точно описать) лицо мужчины с длинными волосами и бородой. Я чувствовал, что это не человек, а что-то большее, объединяющее все живое и неживое. Я это чувствовал очень остро. Очень остро чувствовал заботу о себе. Это меня настольно трогало, настолько восхищало, что я начал, не переставая плакать. Я не чувствовал никакой печали. Я чувствовал только огромную любовь этого существа ко мне, огромную заботу и меня это потрясало. Я начал бесконечное число раз повторять слова «Боже, Боже, Боже…». Не знаю вслух или про себя. Точно помню, что у меня шевелились губы. Потом «Боже я тебя люблю, Боже я люблю тебя…». Очень много раз подряд. Этот момент для меня длился целую вечность. Я не могу его заключить в какие-либо временные рамки.
Я капельку успокоился и почувствовал сильное давление в области солнечного сплетения. Я нажал на это место обеими руками и увидел очень яркий зеленый столб плотного света, который выходил из моей груди. Мои руки начали очень медленно и плавно подниматься наверх, двигаясь по краям луча. Руки поднимались самостоятельно без моего участия. Это луч был направлен куда-то очень высоко. Так, с поднятыми руками, я пролежал довольно продолжительное время.
Мне очень сильно захотелось кому-нибудь отдать любовь, которую я получил и я потянулся к рукам Ире, сложил вместе ее ладони и начал вдувать в них свое тепло и любовь. Это было очень приятно и трогательно, я изредка плакал.
Мое тело очень сильно дрожало от переливающейся в нем энергии. Мне захотелось в какой-то момент петь одну ноту сначала фальцетом. Я чувствовал, как резонирует моя голова и из нее исходит свет. После я стал петь чуть ниже. Я попросил Иру массировать мне живот, потому что энергия начала параллельно выходить и из живота и из головы. Я продолжал массировать голову. Я стал петь вдруг гораздо ниже (совсем басом). Что-то похожее на шаманское пение. Чувствовал, как изменяется тембр голоса. Кроме пения я начал что-то бормотать, но точно не помню что. Мне было хорошо.
До этого момента я просил пить, делая жест и поворачиваясь на бок. Теперь я уже не мог повернуться на бок, да и поворачиваться мне не хотелось и с помощью кого-либо. Я попросил Иру лить воду в рот прямо сверху.
Музыка стала совсем спокойной, и я помню, как открыл глаза. Возвращение в реальность было для меня таким сильным потрясением, что я разрыдался. Это было вторым по силе ощущением после встречи с Богом. Я повернулся на бок, и какое-то время приходил в себя.
Я снова открыл глаза и увидел Володю. Хотя я держал за руку Иру, мне захотелось поделиться чем-то и с ним. Я протянул руку, он подошел и взял меня за руку. Я снова заплакал от переизбытка чувств. В тот момент мне была очень необходима именно его поддержка.
Немного успокоившись, я вытянул руки и ноги. Помню, мне стало неудобно от ссадины, которую я себе нанес в процессе борьбы с самим же собой. Я попытался поудобнее расположить руки. Через некоторое время мне стало холодно. Я попросил себя накрыть. Просто сказал «Холодно». Полежав некоторое время под одним пледом, мне стало опять холодно, и я еще раз попросил меня накрыть. После этого мне стало очень хорошо. Я засмеялся от счастья и от ощущения, что обо мне заботятся.
Мне кажется, когда закончилась музыка, я пытался поворачиваться на бок, приподниматься. Было сильное головокружение и небольшая тошнота. Я не мог сказать ни слова. Мышцы лица совершенно не слушались.
Постепенно пришел в себя, вернулась речь, я сел. После мне удалось встать на колени и, в конце концов, на ноги. Тошнота и головокружение остались. Было непросто передвигаться. Похоже на состояние, когда я болел год назад, и у меня было температура под сорок градусов.
На мандале я изобразил то, что видел и чувствовал. Помню фразу Володи: «Олег вообще вошел в пространство, как к себе домой…». На шеринге я довольно спокойно рассказал о своих переживаниях. Это спокойствие меня удивило и удивляет до сих пор. Пройти через такие сильные переживания и так спокойно об этом говорить! Еще у меня было ясное ощущение, что я уже выполнил какую-то важную жизненную задачу.
Вечером мы поели вместе с Костей мороженого в кафе и отправились по домам.
Спал я неспокойно. Сновидений не было, но очень быстро мелькали разные образы. Я периодически ощущал чье-то присутствие. Присутствие чего-то темного. Меня это немного пугало. Мелькали и светлые образы, но их было меньше.


День третий — завершение путешествия.


Наутро я продолжал чувствовать небольшую тошноту. Мы с Ирой легко позавтракали и поехали. У меня было совершенно обычное ощущение спокойствия. Ничего странного не происходило. Ира сказала, что время для нее тянется невыносимо медленно. Я никаких изменений в ходе времени не заметил.
Вплоть до начала дыхания я также не припомню ничего необычного. Помню, что сказал перед сессией, что у меня есть опасения устать от переживаний. Меня успокоили. Я понял, что мои опасения безосновательны. Сохранялась небольшая тошнота.
На этот раз я дышал первым. Такой дрожи как в первый раз не было. Я был спокоен. Заиграла музыка и я начал сразу интенсивно осуществлять вдохи и выдохи. Немного
начало сводить руки, но совсем чуть-чуть. Позже появилось давление на затылок и шею. Я легко его погасил самостоятельно, нажимая на эти места руками.
В какой-то момент передо мной стал медленно появляться очень размытый образ больших темных глаз и еще чего-то. Прямо напротив лица, но как будто в дымке. Я не мог понять опасно ли это существо… Очертания какие-то неприветливые, но глаза добрые. Далее образ стал четче и я понял, что это очень большая птица, с головой раз в пять больше моей. Птица в упор смотрела на меня, я чувствовал очень уверенный, умный и добрый взгляд. А я смотрел на нее. Руками я нащупал большой клюв. Наверное, полуметровый. Он был очень жесткий, но приятный на ощупь. Я начал исследовать голову птицы, оперение было мягким. Так же я помню, что увидел большие когти на ее (хотя, скорее всего его) лапах. Я посмотрел на свои ноги и обнаружил такие же, только намного меньше, когти. Я пытался махать крыльями (своими руками) и взлететь, но, судя по всему, я был еще маленьким птенцом, потому что я только немного приподнимался, а взлететь не мог. Я обнял за шею это большое животное и мы вместе устремились над полями, реками, озерами и лесами…
Через какое-то время все образы пропали. Я понял, что устал дышать и решил немного передохнуть и просто полежать без движения. Отдохнув я начал дышать с удвоенной силой. Появилась мысль: «Что-то я слишком сильно дышу, а со мной нечего не просходит!», а также: «Почему не приходит мой вчерашний светлый собеседник! Я хочу Его видеть и чувствовать Его поддержку!». Эти мысли какое-то время меня преследовали. Я начал снова уставать.
Потом меня довольно сильно тряхнуло. Как будто мое тело прошло через гравитационную волну. Сильное и очень приятное ощущение от полной потери контроля на секунду. Появился слабый свет прямо перед глазами и просто ощущение Его присутствия. Визуального образа не было. Я почувствовал, что Он мне передает информацию: «Ты уже получил то, что тебе было необходимо на этом этапе и ты можешь закончить путешествие. Я в любом случае буду с тобой». Мне стало совсем тяжело дышать интенсивно и я прекратил это делать.
Дыхание становилось все спокойнее и спокойнее. В какой-то момент оно стало совсем поверхностным. Я ощутил, что нос и рот закрыты. Мне не хотелось использовать их. Я дышал как будто животом, либо кто-то дышал во мне. Сейчас мне кажется, такое дыхание продолжалось минут 10-ть.
Я спокойно пришел в сознание и улыбнулся Ире. Тошнота пропала. Несмотря на то, что я продолжал лежать еще какое-то время, сейчас я знаю, что мог бы спокойно подняться и выйти из зала самостоятельно. Я ощущал себя отдохнувшим. Играла довольно жесткая музыка, но она никак не резонировала с моим состоянием спокойствия. Я уверенно сел, потом встал, и мы вышли с Ирой для рисования мандал.
Когда мы вышли на обед, появилось большое желание плотно покушать, а после еды высокая активность. Я много говорил и двигался. Когда мы вернулись, время немного
замедлилось. Мы пили чай. Некоторые вещи стали меня раздражать, но очень незначительно. Бодрость пропала.
Настала очередь сессии Иры. Мне показалось, что в этот раз она дышала интенсивнее и увереннее. Я начал немного массировать ее руки, но она жестом попросила этого не делать. Она вела себя немного активнее, чем вчера, но в целом все равно очень спокойно. Довольно легко она пришла в себя и открыла глаза. Я помести ее ладони в свои, закрыл глаза и увидел очень четкий образ. Это был просто большой глаз. Я несколько раз закрывал и открывал свои глаза, но образ был очень четким и неизменным. Это я и запечатлел на мандале.
На шеринге я поделился со всеми сегодняшним процессом и общим ощущением от полученного опыта. Я чувствовал, что завершил процесс на 100%. Очень не хотелось уходить из этого, ставшего таким близким места и расставаться с людьми, которые также стали очень близки. Мы обнялись со всеми и вскоре разъехались по домам.
В метро по пути домой я обнаружил, что люди толпами идут по направлению к нам с Ирой и от них очень сложно уклоняться. Это заметила и Ира. Такое ощущение, что мы плыли против течения.
Когда мы легли спать, у меня было ощущение сдавленности в области груди. Как будто-то на мне был корсет (это метафора Иры). Также было некоторое давление в животе. Закрыв глаза, я снова увидел быстро меняющиеся кадры. Этой ночью я спал, но периодически просыпался. Помню очень яркую вспышку. Я проснулся. Потом снова погрузился в дрему. Также помню быстрый синий вихрь, который меня закручивал. Очень четкий образ в полудреме — Ира вращается стремительно несколько оборотов и оказывается около меня. Как будто ускоренная пленка в несколько раз. Видения были яркими. Не могу точно сказать наяву это происходило или во сне.


День третий — послевкусие.


Сегодня понедельник и я чувствую, что вернулся в реальность, но не до конца. Возникают небольшие зависания. Никаких странных событий не происходит. Постоянно чувствую, что во всем моем теле происходят какие-то процессы. Похоже на переваривание, только не пищи. У меня есть ощущение, что я коснулся какого-то тайного знания и уже никогда не буду прежним…